Судья Верховного Суда РФ В.В.Момотов обнаружил «скандализацию правосудия» и предложил с ней бороться

Судья Верховного Суда РФ В.В.Момотов обнаружил «скандализацию правосудия» и предложил с ней бороться

Множество судов РФ разместили на своих сайтах текст выступления члена Президиума Верховного Суда РФ В.В.Момотова, состоявшемся на заседании 27.02.2019 дискуссионного клуба им. Д.Н.Замятина. Общественных площадок для выражения профессиональных суждений подобных клубу им. Д.Н.Замятина в свободных обществах насчитываются сотни, участием в работе «Think Tank» мало кого ныне удивишь. Тем любопытнее наблюдать широкий масштаб распространения именно этого выступления судьи, особенно принимая во внимание, что тиражирование личного мнения судьи осуществляется через официальные сайты судов РФ. Подобный факт не мог оставить равнодушным. Захотелось лично разобраться, что сущностного прозвучало в выступлении В.В.Момотова.
hummer.jpg
Как и полагается в научной дискуссии, автор сразу сформулировал определение «института уважения к суду»: «признание авторитета судебной власти со стороны третьих лиц, как социальному и правовому институту исключительной компетенции в сфере права». Для должной идентификации явления В.В.Момотов зашёл и с противоположной стороны, задавшись вопросом, что же такое «неуважение к суду». Легальная трактовка «неуважения к суду», содержащаяся в ст. 297 УК РФ и подразумевающая оскорбление суда и участника судебного разбирательства, исследователя не удовлетворила, поскольку не учитывает, что «институт уважения к суду» значительно шире».
Судья предложил собственное определение термина как «такие публичные действия или опубликованная информация, цель которых  - поставить судью в состояние презрения, смущения или чтобы принизить его авторитет, тем самым повлияв на его решение, вызвав общественную реакцию. Это такие действия, которые направлены на подрыв доверия общества к процессу отправления правосудия, а уж тем более если это делают лица, обладающие и содержательным, и формальным социальным признанием  (представители исполнительной и законодательной власти)».
Имея такой терминологический аппарат, В.В.Момотов указал, что «уважение к суду выступает важнейшим условием его независимости: лицо, уважающее суд, будет воздерживаться от оказания на него противоправного давления,  в том числе через манипулирование общественным мнением».
Данное утверждение представляется спорным, поскольку если последовать ему, то в случае, если нет уважения к суду, значит, нет и независимости суда, что, согласитесь, абсурдно. Не меньше вопросов вызывало и другое суждение учёного, а именно о том, что «манипулирование общественным мнением» является разновидностью противоправного давления на суд. Что именно автор называет манипулированием общественным мнением? В чём заключается противоправность, если само явление манипуляции автором не раскрывается, а мера ответственности не называется? Вопросы, к сожалению, остались без ответа.
В.В.Момотов продолжил раскрывать признаки рассматриваемого им явления. По мнению судьи, «институт уважения к суду включает в себя по меньшей мере три основных критерия: во-первых, уважительные отношения в судейском сообществе  (между судьями одного суда, между председателем суда и судьями возглавляемого им суда, между председателями разных судов, между вышестоящим и нижестоящим судами), во-вторых, уважительные отношения между судом и участниками процесса, в-третьих, уважительные отношения между судом и гражданским обществом (в том числе средствами массовой информации)».
В отношении первого из вышеназванных критериев (уважительные отношения в судейском сообществе) уважение к суду, по мысли В.В.Момотова, предполагает, что несогласие судьи с судебным актом, принятым его коллегами, может быть озвучено только в судейской среде, при этом в сдержанной и корректной форме. Поведение председателей судов должно быть уважительным и по отношению к судьям возглавляемого им суда, и по отношению к председателям других судов, и по отношению ко всему судейскому сообществу.
Во втором критерии (уважительные отношения между судом и участниками процесса), В.В.Момотов не согласился с высказываемой точкой зрения о том, что отказ судами в рассмотрении жалоб, содержащих оскорбительные и иные недопустимые высказывания в адрес судей, унижающие их честь и достоинство, не основан на законе, поскольку в процессуальных кодексах отсутствует термин «злоупотребление правом». В.В.Момотов разделил мнение Верховного Суда РФ, высказанное в решении от 10.01.2019 по делу 87-ААД18-3, о том, что вышеуказанные жалобы должны рассматриваться именно как злоупотребление правом.
Самым любопытным оказалось понимание В.В.Момотовым третьего критерия, т.е. «института уважения к суду» (уважительные отношения между судом и гражданским обществом). Выступающий отметил, что Кодекс судейской этики возлагает на судью ряд ограничений во взаимодействии со средствами массовой информации, предписывая воздерживаться от любых действий и высказываний, которые могут породить сомнения в объективности и независимости суда. Ограничения действуют даже в тех случаях, когда в отношении судьи распространяются не соответствующие действительности, лживые, порочащие сведения. В частности, согласно пункту  5 статьи  13 Кодекса судейской этики обращение судьи в правоохранительные органы с целью защиты чести и достоинства или в средства массовой информации для публичного ответа на критику целесообразно лишь тогда, когда иные способы реагирования исчерпаны или прибегнуть к ним не представляется возможным. Поскольку возможности судьи по защите от порочащих и лживых сведений существенно ограничены, В.В.Момотов счёл, что гражданское общество и средства массовой информации также должны соблюдать хотя бы базовые этические нормы при освещении и обсуждении работы судов.
Думаю, что никто не будет спорить о необходимости соблюдения базовых этических норм при освещении и обсуждении работы судов. Беспокоит в состоявшемся выступлении другое. Рассуждая о необходимости соблюдения ЭТИЧЕСКИХ норм, В.В.Момотов предлагает установить ЮРИДИЧЕСКУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за «скандализацию правосудия». Поскольку понятие  «скандализацию правосудия» трактуется судьёй как «манипулирование общественным мнением для оказания давления на суд или умаления авторитета судебной власти», т.е. юридически совершенно неопределённым образом, возникает ощущение, что В.В.Момотов предлагает ограничить общественную критику работы судей под угрозой привлечения критикующих к ответственности. Подкреплением справедливости такого предположения может служить и то обстоятельство, что никаких реальных мер для улучшения качества работы судей, т.е. мер, которые действительно обеспечили бы высокий уровень правосудия и, следовательно, стать основой для уважения к суду, В.В.Момотов не предложил.