Об адвокатах и адвокатуре. Рецензия на книгу «Быть адвокатом в России» Т.Ю.Бочарова и Е.Н.Моисеевой. НАЧАЛО.

Слово «адвокат» наверняка слышал каждый. Понимание работы, которую выполняют адвокаты, имеется у многих. Между тем, заглянуть за кулисы адвокатской деятельности, разобраться в факторах, от которых зависит профессиональный успех или неудача адвоката, могут далеко не все. Авторы изданной Европейским университетом в Санкт-Петербурге книги «Быть адвокатом в России» Тимур Бочаров и Екатерина Моисеева любезно предоставляют читателю такую любопытную возможность.
БытьАдвокатомВРоссии.jpg
Как сказано во введении, «цель данной книги состоит в том, чтобы дать комплексный социологический анализ профессии адвоката в России». Авторы попытались разобраться, как строятся взаимоотношения адвоката в ходе его работы с клиентом, со следственными органами, коллегами и судом, что именно представляет собой российская адвокатура как профессиональное сообщество. Попытка, безусловно, удалась, а книга достигла даже больших результатов, нежели, возможно, рассчитывали авторы. Работа «Быть адвокатом в России» выглядит как практический курс по профессии адвоката. Её смело можно адресовать всем, кто планирует либо стать адвокатом, либо воспользоваться услугами адвокатов.
Исследование петербургских авторов во многом основано на более полусотни интервью, проведённых с адвокатами и юристами из нескольких городов (преимущественно из Санкт-Петербурга), а также 115 часах наблюдений судебных заседаний по уголовным делам. По мере повествования выводы иллюстрируются цитатами респондентов, что придаёт повествованию индивидуальность и атмосферу максимального погружения в контекст.
Авторы следуют традиционному делению адвокатов на тех, кто работает «по соглашению» с клиентом и тех, которые оказывают помощь «по назначению», т.е. назначаются обвиняемому правоохранительной системой. Не ограничиваясь разбором формальных различий между этими категориями, такими, например, как источник поступления новых клиентов и принципы оплаты, анализу подвергается нагрузка адвокатов, географическая мобильность адвокатов, степень участия в работе над конкретным делом и уровень успешности исхода дела. Авторы приходят к выводу, что адвокаты «по соглашению» более мобильны, больше проводят времени в работе над делами, сравнительно чаще добиваются окончания дела оправдательным приговором и прекращения дел по реабилитирующим приговорам, нежели адвокаты «по назначению». Напротив, адвокаты «по назначению» обычно более лояльны к работникам судебных и правоохранительных органов, реже фиксируют нарушения прав подзащитных судьями, прокурорами, оперативными работниками, меньше вникают в обстоятельства дела. Как правило, адвокаты «по назначению» демонстрируют меньший успех в отношении подзащитных.
Авторы констатируют наличие обвинительного уклона в российском уголовном процессе, который выражается в ничтожно низком количестве оправданий в суде, игнорировании следствием версий защитника и собранных им доказательств, уменьшение юрисдикции суда присяжных и др. Высокая нагрузка следственных органов и суда, несовершенная система оценки качества работы данных органов приводит к тому, что у следствия и суда формируется запрос на лояльного им адвоката, т.е. защитника, который без возражений подпишет документы постфактум, не будет возражать против тех или иных процессуальных нарушений, допущенных следственными органами или судом, не будет возражать против рассмотрения дела в особом порядке и др.
Адвокаты «по назначению» обычно более податливы давлению представителей правоохранительной системы, они удобнее для следствия и суда, поскольку в целом создают меньше проблем для последних. Т. Бочаров и Е. Моисеева исследуют основания заинтересованности не только следователей и судов в сохранении сложившегося порядка вещей, но и самих адвокатов «по назначению».
Апофеозом лояльности интересам следствия и недобросовестного суда являются т.н. «карманные» адвокаты, т.е. представители адвокатского сообщества, которые перешли на сторону государственного обвинения с целью получения финансовой выгоды, вступившие в негласный сговор с правоохранителями и судьями. Авторы исследования декларируют некоторые признаки «карманных» адвокатов, которые, кстати, полезно знать каждому клиенту. «Карманным» адвокатам свойственны подписание протоколов задним числом при фактическом неучастии в следственном действии, отсутствие надлежащей реакции защитника на нарушения закона со стороны следователя, дознавателя, судьи, наличие у адвоката позиции по делу вопреки воли доверителя и др.
В отношении сформулированных авторами исследования пяти организационных предпосылок «карманности» напрашивается небольшое уточнение. Институциональную слабость адвокатов в отношениях с государством, зависимость адвокатов от работников правоохранительных и судебных органов, а также неэффективную организацию распределения дел по назначению трудно рассматривать в качестве отдельных предпосылок «карманности». Названные предпосылки выступают проявлениями одного и того же государственного порока: отсутствия во множестве случаев реальной независимости суда, а также законности принимаемых судами решений. В правовом государстве неправосудные решения, сговор следствия и суда случаются, как это происходит и в неправовых режимах, но с одной существенной разницей. В правовом государстве случаи отступления от законности и принципов независимости суда являются исключениями, на выявление которых направлен интерес и участие государства и самого общества. В современной российской правоохранительной системе слабость адвокатов в отношениях с государством, зависимость адвокатов от работников правоохранительных и судебных органов, а также неэффективная организация распределения дел по назначению – это и есть сложившееся существо правопорядка, его плоть.
Окончание следует.